Декабрь.

Зима в Москве - это когда стоя на автобусной остановке вспоминаешь тысячу синонимов к слову "омерзительный".
Никакой снежной сказки с сосульками, инеем, морозом, солнцем и чудесными днями. Только жидкое говно под ногами, оно же в воздухе в виде суспензии, оседающее подтёками на лице и одежде, угрюмые тетки в мокрых шубах, беспросветная серость и ёбаный тлен.

Эльбрус

Я уже третью неделю пытаюсь собраться с мыслями, чтобы написать о своем приключении, главном событии прошедших 30 лет, пожалуй - восхождении на Эльбрус.
До сих пор нет полного осознания того, что это произошло со мной в этой реальности, всё кажется до безумия реальным сном, ошеломительно прекрасным, полным событий и впечатлений, которые остались в памяти яркими вспышками.
Обустройство лагеря, знакомство с чудной Полинкой, девчонкой-сорванцом, в которой увидела отражение мелкой себя. Дивная радуга над лагерем после дождя, такая густая, что казалось, по ней можно пройти. Вечер у костра, знакомство с товарищами, рассказы о себе и своих ожиданиях от этого похода.
Первый выход на гору Чегет до высоты 3000м, где тело ощутило первый раз - каково подолгу идти в гору, держать темп, стараться не отставать от гида (хотя это дико сложно, потому что даже в свои "за 60" он взбегает по скалам с легкостью мальчишки) - он постоянно рассказывает что-то интересное о местах и их истории, и не хочется упустить ни крупицы его повествований.
Как стараешься смотреть под ноги, чтобы не оступиться и не свернуть шею, но взгляд все равно как магнитом притягивает к завораживающей панораме Главного Кавказского Хребта.
Как чай становится в сто раз вкуснее во время коротких привалов. И это охренительно вкусное маленькое зеленое яблочко в конце пути - просто потому, что оно у тебя одно и ты берег его до самого верха, и вот ты впился в него зубами, и его божественная сладость разлилась во рту! Удивительно, как возрастает ценность простых вещей в таком походе! Цветущие рододендроны на склоне. Пироги с брусникой и айран с брусничным вареньем в кафе Ай. Кому нужно это ваше баунти-райское наслаждение!
Купание в ледяном водопаде "Девичьи косы" на второй день... минут 15 решаешься туда зайти, и как только встаешь под струи горной реки - будто тысячи игл впиваются во все тело, а ты кричишь что-то залихватски, а друзья тебя поддерживают! И это только начало пути, ведь дойти предстоит до высоты 3400. Мимо таинственной обсерватории, судя по всему недавно заброшенной, мимо полуразвалившегося деревянного домика, в котором лечили когда-то психбольных. По "марсианскому" ландшафту, где камни и снег, и красный грунт, и маленькие цветочки жмутся к земле. И приют на 105 пикете с невероятными видами на Терскольский ледник, оголивший не так давно скалы, которые назвали "Бараньими лбами" (вообще названия подобных элементов ландшафта, бытующие среди местных альпинистов - это отдельная история, имеются там даже Слоновьи задницы, которые можно увидеть по пути на станцию Мир, за эти фольклорные шедевры спасибо нашему гиду Сергею Бернацкому). Обелиск советским воинам, сражавшимся на этих высотах с немецким подразделением "Эдельвейс" в 1942 году, и сохранившиеся оборонительные конструкции, сложенные из камня.
И самая экстремальная в жизни дорога домой, когда мы думали сэкономить время и спуститься по почти отвесному склону за обсерваторией, а путь оказался таким сложным и опасным, что пришлось собрать всю волю в кулак и идти, контролируя каждый шаг, чтобы не свалиться. Вернулись в лагерь в полной темноте и афиге от проделанного пути и всего пережитого за день. Это все могло уместиться в пару недель в обычной жизни, а втиснулось всего в день.
Валяние в зеленой травке Терскольского ущелья с бутылочкой Тархуна на третий день. И селфи с коровами. И снова купание в ледяном водопаде - "Мужские Слёзы". Ни один мужчина при купании не расплакался.
Как мы забавно одевались в полную амуницию на 20-градусной жаре и учились ходить в страховке и прицепляться карабинами. И пытались осознать, что завтра мы будем забрасываться в высотный лагерь и вернемся уже только после штурма. Упаковка вещей. Разговоры за жизнь с нашим поваром Надеждой, удивительной женщиной, ее рассказы о горах и ее приключениях, байки о черных альпинистах и девочке Тане, пытавшейся убежать от одного из них вместе с палаткой.
Путь в высотный лагерь с пересадками, на подъемниках и ратраке, на высоту 4100. Уже начинаешь потихоньку мандражировать. По приезду бросаешь вещи в малюсеньком контейнере на деревянные кровати и одеваешься для выхода на скалы Пастухова, на высоту 4700. Ребята стебут лайфхак, который я еще школьницей узнала от водителя автобуса: если вдруг начинает срывать днище - закидываешься перцем в горошке, запиваешь водой и как рукой все снимает. Мы взяли с собой немного горошка с кухни, потому что слышали, что скалы Пастухова еще в народе называют скалами дристухова ввиду одного из возможных симптомов горной болезни. Тихий час на скалах, мы укладываемся друг к дружке вплотную батареей, нас накрывают одеялком, похожим на фольгу, спим час, потом возвращаемся в лагерь. К слову, все днища остались на своих местах.
Ледово-снежные занятия, не очень удобные кошки, учимся зарубаться ледорубом и для этого разбегаемся и смешно падаем по склону. Со стороны, наверное, на дураков похожи.
Как загорали на крыше под палящим солнцем и разглядывали вершины двуглавого Эльбруса, и думали, что нас ждет, ведь завтра штурм.
Как спали вповалочку на тесных деревянных "нарах" и как песни пели под гитарное приложение на телефоне. "Это всё, что останется после меня..."
И как не пошли в первый день на штурм из-за испортившейся погоды, хотя 2 дня до этого она была идеальная - полный штиль и ни облачка. И как все угрюмые сидели в столовке наутро и думали: а вдруг ближайшие два дня не распогодится, и придется спускаться вниз, так и не штурмовав? Как в честь Дня Рождения Наиля ели праздничный "торт" в форме Эльбруса из снега со сгущенкой и арбуз. И как играли в мафию, и как я ревела, когда смотрели "Короля льва" на Надином планшете...Я его видела сотню раз, и даже в сто первый ною, как ребенок.
И здоровенный мохнатый пёс хаски, который пришел к нам в лагерь с кем-то и стал местным селебрити - все выстраивались в очередь, чтобы сфоткаться с мордатым.
И чай в термосе, в который я по ошибке насыпала соль вместо сахара - повезло, всё-таки, что тогда не штурмовали, сюрприз был бы тот ещё!
И как на следующую ночь стали всех будить на штурм. Сияющее, как медный пятак, лицо Марата, заглянувшего к нам в комнату посмотреть, все ли собираются. Ничего не забыть. Кошки. Термос. Обвязка. Ледобруб. Штурмовой пакет конфет. Фонарь и еще куча всего. Заботливый Лёха затягивает мне шнуровку на ботах. Выходим. Поначалу легко, потом начинают подмерзать ноги. Руки в громных пуховых верхонках тоже предательски мёрзнут, но надо идти. Шаг, еще шаг. Медленно начинаешь сдыхать. Руки уже не могут ухватить палки. Долгожданный привал, хватаешь у ребят по глоточку чая, потому что не можешь позволить себе снять верхонки и залезть в рюкзак, дабы не отморозить руки. Снова идём. Уже знакомые скалы Пастухова, снова привал, чай, задубевший от холода Сникерс божественно прекрасен!
Адский ветер метёт снег по склону и залезает прямо под кожу, минуя 2 куртки и термик.
Лёха читает всем проникновенные стихи, которые вытаскивают из твоих резервов силы, которых, как думалось, уже ни капли не осталось.
В пути обгоняет собака с видом "Ой пацаны а чейто вы тут?". Из-за горы начинает выползать оранжевое солнце, заливая своим светом все вокруг, отражаясь в облаках и горных склонах. А ты смотришь на это великое таинство природы, как завороженный, со слезами в глазах и замершим сердцем. И хочешь себя ущипнуть онемевшими руками. И Бога благодаришь за то, что ты есть, за то, что ты здесь и сейчас.
Как идешь по Косой полке - тропке в 2 стопы шириной, справа крутой склон, слева - "трупосборник". И все, о чем ты можешь думать - это шаги и следы впереди идущего. И как бы не споткнуться. И каждый шаг - это преодоление, рывок, огромное усилие над собой. И как заворачиваешь "за угол", где, думал, уже Седловина - и видишь, что тебе еще пердолить два раза по столько же, и видно малюсеньких человечков, греющихся на склоне Седловины в лучах уже взошедшего солнца. И как добползаешь из самых последних сил и падаешь ничком рядом с товарищами, хрипишь и материшься, и не можешь отдышаться. И та самая собака уже бежит к тебе чтоб поклянчить колбаски. И вершина, которая кажется уже совсем рядом, но до нее еще часа полтора пути. Товарищей начинают накрывать головные боли, кто-то не может подняться, вы стараетесь друг друга подбадривать, как можете.
И снова поднимаешься и идёшь, прицепляешься карабином к страховочной веревке, в одной руке ледоруб. Вы уже выше облаков, они стелются внизу, как пуховое одеяло, накрыв снежные шапки Кавказских гор, и только двурогая красавица Ушба устремляется в небо поверх облаков. Быстро выдыхаешься и снова начинаешь мобилизовать все, что у тебя есть. Выходишь на "Тропу зомби" и снова падаешь без сил. Тропа зомби - это последние пара сотен метров до вершины, плато, над которым она возвышается как алтарь.
Как слышишь голос Сергея: "Ребята, вершина совсем близко, осталось совсем немного!" и как внутри все вскипает, бурлит и дает новый прилив сил, и ты встаешь и бредешь на ватных ногах, как тот зомби, не сводя глаз с цели: шаг, еще шаг, давай, тряпка!
Как Лёха встречает уже на самом пике и читает вдохновляющие строки, и каждое слово звенит в голове и резонирует в сердце:

Без тени сомнений, не пряча лица -
Идти к своей цели дорогой бойца.
Без страха и лени, не веря глупцам -
Вперёд, к своей цели, - идти до конца!

Мы дошли! Победили! Волна эмоций накрывает с головой и ты уже не понимаешь, что с тобой происходит. Ревёшь, слезы текут по щекам как горная речка, вокруг товарищи - тоже плачут. Миша, наш пионервожатый, ходит нас поздравляет, а мы падаем ему на плечо и снова плачем. И вспоминаются его слова, что важна не вершина, а путь, который мы вместе проходим ради неё. Как же ты прав, Миш!
Время тянется, как эфир, вокруг радостные лица, Кавказские горы как на ладони, макушки прячут в облаках. А ты не можешь поверить, что то, о чем ты мечтал 2 года - у тебя под ногами. Что тебе было трудно, но ты шёл, не позволяя себе ныть и расклеиваться, скрежетал зубами, ломал себя и с каждым шагом переступал через свои страхи и слабости. И что товарищи все здесь, с тобой, поднялись все, с кем стартовали.
Как спускаешься той же дорогой и не веришь, что ты её всю прошел вверх. А потом садишься в столовке и пытаешься это все переварить. Поздравления товарищей и соседей по приюту, галдящая стайка китайцев, угостили нас бананами.
И спуск вниз, в Терскол, когда, болтаясь на креселке подъемника, бросаешь прощальный взгляд на макушки Эльбруса и говоришь ему: "Спасибо тебе, дорогой, что позволил нам подняться. Мы еще обязательно встретимся!"
Как встаешь в 6 утра и встречаешь Лёху, который гоняет по лагерю коров, которые стали приходить воровать нашу еду.
Поездка на озера цвета бирюзы и как мы, перемазанные голубой глиной, откисали на горячих источниках. И бесконечные истории, которые нам в пути рассказывала Надя о древнем Кавказе, его открывателях, экспедициях.
И вручение сертификатов о восхождении и медалей - какая гордость нас в тот момент переполняла!
И как собираешь палатку и пакуешь рюкзак к отъезду, и не понимаешь, как ты жил до этого, и думаешь, как будешь жить после, скучать по палатке и засыпанию под шум реки Баксан, по костру и чаю со сгущёнкой, по утренней зарядке и купающимся в ледяной речке полуголым мужикам, по веселому стёбу товарищей, по этим невероятным и опасным прогулкам в горах, по загадочному, древнему, полному легенд и преданий и безмерно прекрасному Кавказу.
Это были всего десять дней, но они изменили меня бесповоротно, навсегда.
#ТурбоЭльбрус
https://vk.com/album741915_246296241

Моя борьба

У каждого из нас - своя борьба.
Со своими комплексами, демонами, слабостями.
Самая сложная борьба моей жизни - с любовью пожрать, вкусно и много.
И, в общем-то, в этой своей борьбе я неплохо преуспела: задавшись целью, я могу есть грамм-в-грамм с моим КБЖУ планом и много тренить. Я даже как-то эксперимента ради два месяца дважды в день питалась макаронами и тунцом из банки, который по виду был похож на кошачий корм.
Но Господи, какие же муки меня настигают, если пробегая очередной километр вокруг пруда, в мой нос ворвется прекрасный аромат благодатного шашлыка с пикника неподалеку, или если где-то в радиусе пары сотен метров кто-то откроет коробку с пиццей, или... можно бесконечно перечислять, результат один - в глазах темнеет, голова кружится, слюни текут как у оборотня, учуявшего запах жертвы, и Боже упаси, если под рукой не окажется "правильной жрачки".
Коллеги очень смеются над тем, в какой спешке я сваливаю, когда курьер привозит долбанную пиццу! А друзья уже даже не удивляются, когда на вечере божественных стейков я съедаю свой рибай и прошу добавку, а в довершение доедаю все, что не осилили остальные.
Я могу есть, пока мне не поплохеет, при этом на моем лице отражается такой кайф и наслаждение, что свидетели процесса натурально офигевают - неужели от еды можно реально так балдеть. А потом лежать на полу, раскинувшись звездой, и страдать.
Можно.
При этом жирею я довольно стремительно, а выглядеть люблю грациозной, стройной ланью с секущимися мышцами, поэтому моя любовь к еде - это настоящий крест, проклятье!
Но так ли кайфова была бы жизнь, если б не приходилось в ней постоянно что-то преодолевать?

Двигатель прогресса

Задумалась тут о том, что заставляет меня постоянно впрыгивать в любой кипеж (кроме голодовки), использовать все подвернувшиеся возможности ну и так далее.
Пришла к выводу, что это - скука. Пиздец, как я ненавижу скучать! Стоит только ненадолго остановиться, замереть - тут же появляется это противное ноющее чувство. "Мы никуда не двигаемся. Мы тухнем. Давай сделаем что-нибудь безумное". Ну и понеслась.
И в общем-то это неплохо, потому что это именно чувство привело меня туда, где я нахожусь сейчас и к тому, чем я являюсь.
В июле восхожу на Эльбрус. Билеты куплены, назад пути нет :)

Нормальность

Сначала ты думаешь, что ты нормальный человек, а потом вдруг крепко озадачиваешься вопросом, почему козы срут горошком.

Разочарование

Для меня самым неприятным переживанием всегда являлось разочарование.
Когда мозаика складывается, расклад становится абсолютно ясен - и не в твою пользу.
Ситуации, люди - одна фигня.
Просто понимаешь: всё, это не твоё, пора валить.
И времени потраченного жаль, и чувств, и каких-то своих иллюзий рухнувших.
Это, наверное, как бросить жилище, в котором уже пригрелся и навел уют, но что-то такое случилось, что, не оставляя тебе выбора, заставляет собрать все самое необходимое, выйти за дверь и больше никогда не возвращаться.

Тонкая душевная организация

Я, наверное, никогда не пойму, что конкретно означает это дивное определение, потому что слышу его все время от одного и того же типа людей.
Мне-таки кажется, что его придумали слабаки, чтобы придать своим слабостям какой-то романтически-нежный окрас.
Вот есть человек, 1 шт. У человека есть проблемы, как и у всех. Вместо того, чтобы брать и решать эти проблемы, человек принимает позу эмбриона и хнычет. И бухает. И просит обнимашки.
Казалось бы, просто хуйло. Но он говорит, что он - человек с тонкой душевной организацией.
Ловкая подмена понятий, и он сразу из хуйла превращается в нечто особенное,его тут же хочется взять на ручки, укутать в клетчатый пледик и дать малиновый смузи.
Магия...
Это как экокожа вместо кожзама, реплика вместо подделки ну и так далее)

Личная свобода

Из всего, чему я в жизни научилась к своим почти 30, сложнее всего далось осознание личной свободы.
Я могу не делать ничего, что не принесет мне ни пользы, ни радости, ни удовлетворения.
А сейчас - так элементарно:
Не тратить себя на больные отношения.
Не досматривать плохой фильм.
Не работать на неинтересной работе.
Не оставаться там, где мне плохо.
Можно ли этот урок просто вложить в голову другому? Например, своим детям.
Или каждый должен наступить на свои личные грабли, чтобы его усвоить?

Нытики

Я уверена, что у каждого в кругу общения есть хотя бы один такой человек, который ходит вечно всем недовольный и ноет-ноет, портит всем кругом настроение. У него всегда все плохо, его ничего не радует, его никто не понимает и не ценит. И после общения с ним даже чувствуешь себя каким-то опустошенным, усталым, будто он из тебя весь твой бодряк высосал. Ну натуральный энергетический вампир.
И вспоминаешь невольно, какой он раньше был прикольный и интересный, и как вам весело было. Что же с нами стало, котаны?
И вот друзей послушаешь, и своих нытиков вспомнишь: всех их объединяет одно - у них кроме работы ничего в жизни не происходит, да и работа тоже не айс.
Даже помню фразу одной из них до сих пор: "Ну я же после работы так устаю, мне хочется дома посидеть отдохнуть"
И сидит. Как-будто вагоны разгружает, а на самом деле - обычный офисный планктон, как и большинство.
Ну и ты же, будучи хорошим другом, стараешься как-то своего нытика выволочь из этого болота, за шкирбан таскать на какие-то интересные движухи, концерты, гулянки, да хоть куда! А он все время сливается и продолжает ныть.
И в какой-то момент я поняла: нытика лучше просто оставить одного в его уютненьком болотце, потому что ему просто нравится вот так сидеть и чтобы все вокруг кружились и уделяли ему внимание, и менять он на самом деле ничего не хочет.
Однажды ему это должно надоесть, и тогда он сам зашевелится и начнет потихоньку выгребать к берегу, глядишь и на ноги встанет. Ну а если не надоест, то вам просто больше не по пути.
И реально есть такие примеры, когда вот год не общаешься с нытиком, а потом встречаешься - вообще другой человек! И стиль сменил, и работу, и хобби завёл, и всё стало хорошо у него!
Так что сделала для себя вывод, всё это нытьё от безделья, а безделье лечится только делом. И что спасение утопающих - дело рук самих утопающих.